Причины и политическая подоплека задержания Василия Волги    (23.03.2012)

Генеральная прокуратура возбудила уже второе уголовное дело в отношении водителя содержащегося под стражей экс-главы Госфинуслуг Василия Волги. Два дела возбуждено и против самого господина Волги, которому инкриминируют получение взятки и растрату бюджетных средств. О причинах задержания, политической подоплеке обвинения и быте Лукьяновского СИЗО Василий Волга рассказал в письменном интервью, отвечая на вопросы, полученные им в конце августа.

После обеда Виталий повез меня в Кабинет министров. По дороге, возле центрального входа в ботанический сад, в 14.30 произошло задержание. Три автомобиля — микроавтобус, джип и "Жигули" — неожиданно перекрыли дорогу. Из них выбежали ребята из группы захвата и бросились к моей машине. Виталий повернулся ко мне с испуганными глазами, в которых читалось неверие в происходящее, сказал: "Василий Александрович, вас берут!". Тем временем кто-то уже держал ручку задней двери машины. Дверь была закрыта изнутри, и от этого вся лихость охраны затухла. Вокруг автомобиля стояли ребята странного вида с пистолетами в опущенных руках. Один из них стучался в окошко и просил меня выйти из машины. Я вышел.

Следователь Генеральной прокуратуры, руководивший задержанием, сильно волнуясь, представился, объявил мне, что в этот день в отношении меня возбуждено уголовное дело, в рамках которого меня, собственно, и задерживают. Я сказал ему, чтобы он не паниковал и не волновался, и спросил, в какой автомобиль садиться. Очень рассмешили ребята из группы захвата. Почти все они были в застиранных футболках, джинсах и кедах, на головах — черные трикотажные маски. Этакие фантомасы в кедах.

Арест не стал для меня неожиданностью. Особенно после того, как директор департамента лицензирования и разрешительных процедур доложил мне о первых результатах работы отдела регистрации договоров перестрахования. Сразу стало понятно, что я приоткрыл теневые финансовые потоки, наступил на многомиллиардный преступный бизнес, и, если я не успею доложить президенту все, что мне стало известно, долго мне не протянуть. Арест в данной ситуации — не самое худшее из того, что могло произойти.

— Через каких страховщиков обналичивались деньги? О чем именно вы собирались докладывать президенту?

— Думаю, что уже сегодня, после того как созданный мной отдел регистрации договоров перестрахования проработал более двух месяцев, в Госфинуслуг можно получить информацию в достаточно полном объеме. Только журналистам эту информацию не дадут. Она составляет коммерческую тайну, и ее разглашение преследуется по закону. Важно, чтобы эта информация была донесена до президента. Я не успел. Я собирался доложить ему о выявленных цифрах и схемах, а также о своих соображениях, что со всем этим делать дальше.

— Вы пытались сообщить эту информацию президенту после того, как вас задержали?

— Я собирался это сделать, но впоследствии отказался от этой мысли. Написать президенту конфиденциальное письмо из тюрьмы невозможно.

— Печерский районный суд 20 июля принял решение применить к вам меру пресечения в виде ареста. Ваш первый адвокат Олег Король заявлял, что арест бессрочный, и поскольку вам не предъявили обвинение, то должны были отпустить. Почему вас продолжали держать под стражей?

— Действительно, решение суда об избрании меры пресечения было принято с грубейшими нарушениями моего конституционного права на защиту. Адвокат не был уведомлен о месте и времени суда. Мои требования допустить адвоката были проигнорированы судом. Никаких материалов никакого дела судья Виктория Гаркавая не рассматривала. И за 15 минут было принято решение об избрании мне меры пресечения — содержание под стражей. Скажу честно, если бы мне это кто-либо рассказал, я бы не поверил, пока не увидел собственными глазами. Об обстоятельствах предъявления обвинения я ничего не имею права сообщать, так как это будет разглашением тайны следствия. Меня предупредили, что это уголовно наказуемо.

— В Генеральной прокуратуре (ГПУ) заявляли о получении вами взятки в размере $500 тыс. за выведение временной администрации из кредитного союза "Первое кредитное общество". На каком основании они сделали такой вывод?

— Информация о получении мной взятки в $500 тыс. либо в любом другом размере является полнейшим враньем. Факты, на основании которых следователем ГПУ сделаны такие выводы, отсутствуют. Но еще раз подчеркну — я не имею права разглашать обстоятельства дела.

— Какова ваша версия причин возбуждения уголовного дела и последовавшего за ним задержания? Какую роль в этом сыграл глава наблюдательного совета "Первого кредитного общества" Андрей Азаров? Есть факт передачи взятки, после которой был задержан директор департамента Госфинуслуг Виктор Адамович. Действовал ли он по вашему поручению или с вашего согласия?

— Я наступил на преступный мир. Азаров А. С. — это шестерка в большом процессе. Как здесь говорят — торпеда. Его задача была всунуть взятку кому угодно в Госфинуслуг, чтобы впоследствии вплести в это дело меня. Естественно, никаких противоправных поручений Адамовичу я не давал. Очень образно обрисовывает ситуацию ответ одного из высокопоставленных чиновников ГПУ. На мое замечание о том, что все против меня шьется белыми нитками, он сказал: "Василий Александрович, Василий Александрович... Даже белыми нитками можно сшить крепкую смирительную рубашку..." Вот так.

— Андрей Азаров говорил о системе вымогательства взяток комиссией за получения разрешений, указав "стоимость" таких "услуг". Вы знали об этом? Проводились ли проверки?

— На эти вопросы я уже неоднократно отвечал.

— Олег Король заявлял о многочисленных нарушениях, допущенных следователем в ходе проведения следственных действий. Что это за нарушения? Какие предложения вам поступали?

— Мне поступало единственное предложение — чистосердечное признание в обмен на условный срок. Скорее это было не предложение, а упрашивание. Упрашивали меня два часа и дали сутки подумать. Даже не знаю, как бы корректнее описать мой отказ. Ну, те, кто меня знает, смогут себе представить, как это было. А в отношении "шулерства" следователя я опять-таки не имею права разглашать обстоятельства следствия. Скажу только, что это касается моего права на защиту и манипуляций с Уголовно-процессуальным кодексом.

— Вам известно, кто именно дал показания о том, что вы якобы являетесь членом преступной группы, требовавшей деньги у руководства "Первого кредитного общества"?

— Показания людей, меня оболгавших, не подтверждаются материалами дела. К тому же у тех, кто дал лживые показания против меня, был для этого очень сильный мотив.

— Уполномоченному Верховной рады по правам человека Нине Карпачевой вы сообщили, что вашей жизни угрожает опасность. На чем основываются такие заявления?

— Это касается обстоятельств дела и тайны следствия. Вот здоровье меня подкачало. Но мне позволили пройти обследование в Институте нейрохирургии у хирурга, который оперировал мой позвоночник. Так что, думаю, все наладится!

— Адвокат Евгений Солодко сообщил, что в СИЗО вы установили флотский порядок. В чем он заключается?

— Сначала меня содержали в следственном изоляторе СБУ. Там порядок, чистота, хорошая кухня и медицинское обслуживание. Следователи все время пугали меня переводом в Лукьяновское СИЗО. Когда я им в доходчивой форме объяснил, что я думаю по поводу их просьб написать явку с повинной, меня тут же перевели к "деду Лукьяну". На флоте есть такая поговорка "Напугал матроса голой ж...". Эти юноши из ГПУ и СБУ, которые ведут мое дело, даже приблизительно не могут себе представить, что означает служба на флоте за полярным кругом и какие там условия. Камера, в которой меня содержат, называется тройник. В камере трое нар, умывальник, импровизированный стол, туалет — дырка в полу, отгороженная от остального пространства камеры метровой перегородкой. Площадь камеры — метров десять. Питание, скажем так, сносное. Сидят со мной непростые парни. Оба — за совершение особо тяжких преступлений. Но скажу вам честно, они чище и порядочнее многих из тех, с кем мне приходилось сталкиваться, занимаясь политикой. Время здесь протекает легко и очень быстро. Чтение, шахматы, прогулки, работа с документами, законами, материалами допросов, чай и очень интересные разговоры. Разговоры обо всем: от политики до религии, о человеческой природе и о смыслах. Здесь, если на вас было много наносного, шелухи — все это быстро облетает. Остается сущность. Души у людей здесь оголяются. Отношение персонала СИЗО уважительное. Флотский порядок состоит в следующем: график дежурств по камере, периодичность уборки, готовки и стирки, система дезинфекции туалета и проветривания камеры.

— В рамках дела о получении взятки еще в феврале был арестован Виктор Адамович. Вас задержали в июле. После этого вас обоих уволил президент. Считаете ли вы эти решения оправданными?

— Не буду отвечать за Адамовича. В отношении меня президент принял то решение, которое считал необходимым. Задумываться над этим вопросом я буду после закрытия дела в связи с отсутствием в моих действиях состава преступления.

— Вы верите в то, что суд вынесет оправдательный приговор?

— Верю! Более того, верю, что дело против меня должны закрыть, не направляя в суд, в связи с отсутствием в моих действиях состава преступления. К тому же я уже успел ознакомиться с материалами оперативной разработки. Все эти материалы (подчеркиваю — все!) не только доказывают отсутствие в моих действиях каких-либо признаков состава преступления, они еще и показывают, что мои действия были направлены исключительно на защиту интересов граждан—потребителей финансовых услуг, интересов государства и пресечение преступной деятельности кредитных союзов, страховых компаний и разного рода финансовых пирамид.

— После ареста вы заявили, что речь идет о политических репрессиях. Чем вы помешали власти? Считаете ли вы "Союз левых сил" (СЛС), лидером которого являетесь, оппозиционной силой, и, если это так, почему она не участвует в совместных митингах оппозиции, например таких, как 24 августа?

— Нет, здесь нет политики. Я помешал не действующей власти, а кое-кому из действующей власти. Тем, кто и сегодня покрывает преступные схемы, получая за это многомиллиардные подношения. Вопрос о позиционировании СЛС будет обсуждаться на съезде в октябре.

— Как отреагировали в Компартии (КПУ), по чьей квоте вы оказались во власти, на ваш арест? Не кажется ли вам, что они вас бросили на произвол судьбы?

— Неверно поставленный вопрос. КПУ не могла бросить меня на произвол, так как я никогда и ничего у нее не просил. На должность председателя Госфинуслуг я был назначен не по квоте КПУ, а по квоте блока левых и левоцентристских сил, участником которого на последних президентских выборах был СЛС. Так что никаких претензий к КПУ или лично к Петру Симоненко у меня быть не может. Однако, работая с Симоненко во время избирательной кампании и особенно после вхождения во власть, я увидел много интересного и сделал некоторые выводы. Но это тема для совсем другого интервью.

По материалам: "Коммерсантъ-Украина"

←К списку новостей


Новости

  • Страхование Авто по программе КАСКО "Автопремиум"
    АСК ИНГО Украина создала инновационный продукт автомобильного страхования КАСКО «АВТО Премиум», который предоставляет полную защиту Вашего автомобиля, эксклюзивный сервис и быстрое урегулирование страховых событий.
    16.02.2015
  • Медицинская страховка как соц пакет
    На сегодняшний день медицинское страхование персонала становится всё более популярным, особенно среди работодателей, которые осознают значимость здоровья сотрудников для успешной работы компании. Покупка полиса Добровольного медицинского страхования (ДМС
    13.05.2014
  • Страховка медицинская для ребенка в Киеве
    Рынок детского страхования в Украине постепенно развивается. Детская медицина является достаточно дорогой на сегодняшний день, а расходов по уходу за малышами и без этого достаточно. Поэтому родители, заключая договор медицинского страхования ребенка, не
    07.05.2014
Все новости